Продолжительность. Продолжительность. 1) промысловая охота; 2) любительская и спортивная охота; 3) охота в целях осуществления научно-исследовательской деятельности, образовательной деятельности; 4).
промысловая охота на соболя в якутии
Главная >> Охота на соболя

Охота на соболя

Промысловая охота — охота, осуществляемая юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями в целях заготовки, производства и продажи продукции охоты;. В этот промысловый сезон мой напарник Николай уже начал охоту, Когда я, студент Иркутского института, был на охоте в Якутии, там соболь тоже обитал в.

Коронавирусная пандемия сыграла злую шутку с соболем. Из-за нее в этом году все мировые аукционы: в Хельсинке, Копенгагене и Петербурге, которые должны были пройти в апреле, отменены, и вся мягкая рухлядь, за которой, не жалея ног, пришлось погоняться по тайге охотнику-промысловику, осталась непроданной.

А это по стране не меньше полумиллиона шкурок. Покупателю ведь надо пощупать шкурку, подуть на нее, увидеть цвет и густоту подпуши…. Конечно, какая-то часть добытого сбывается. Но цены, по сравнению с прошлыми годами, когда за шкурку давали 4—5 тыс. Скупщики предлагают рублей за мелкого и тысячу, от силы полторы, за крупного соболя.

Это, конечно, грабеж средь бела дня. За всех добытых за сезон охоты соболей охотник выручит не больше 50 тыс. Конечно, с точки зрения экономики охотничья отрасль особой роли не играет. В лучшие годы стоимость всего добытого и проданного в стране соболя не превышала 5 млрд рублей. Для бюджета России — это чепуха.

Говорит: каждый третий. И у нас по северным территориям примерно столько, а в Тофаларии, пожалуй, даже побольше. И все они оказались заложниками ситуации. В той же Канаде, где охотничье хозяйство — жизнеобеспечивающая отрасль большей части населения, все пушные аукционы находятся под защитой от банкротства.

Если охотник не может продать своего бобра, ему государство выплачивает компенсацию. Там понимают, что людей нельзя лишать дохода. Это чревато. А мы своих охотников бросаем на произвол судьбы, — считает доцент. Угроза охотничьему промыслу подбирается и с другой стороны.

В последнее время спрос на меховые изделия в мире падает. Защитники дикой природы объявили крестовый поход против соболиных палантинов. Но Россия не поддается чужеземной пропаганде, оставаясь основным потребителем соболиных шкурок. Действует отлаженная схема: охотники добывают, аукционы продают, оптовые покупатели везут приобретенные партии шкурок в Италию, там их за 30 долларов выделывают, шьют различные меховые изделия и везут в Москву и Санкт-Петербург.

Вся моржа остается в Италии. Своего производства в России практически нет. Того производства, которое увеличивает стоимость соболя в четыре и более раз. Волнует специалистов Иркутского аграрного университета и отсутствие рачительного хозяина в лесу.

Три года назад была ликвидирована областная служба по охране животного мира. Все ее функции передали министерству лесного комплекса. Лесников вдобавок к их обязанностям наделили полномочиями охотинспекторов. С давних времен, рассказал доцент кафедры охотоведения и биоэкологии Виктор Камбалин , государство брало под защиту лес, но не его обитателей.

А на зверей правители и не обращали внимания — сибирские зверобои со времен Ермака безмерно добывали копытных, соболя, бобра и всех других. И соболя почти уничтожили. В году в Катангском районе, сегодня самом соболиным в области, было сдано всего восемь соболей.

Пришлось до года восстанавливать поголовье. Сейчас там добывают более десяти тысяч соболей. А кто восстановил. Общее мнение специалистов аграрного университета — необходимо вернуть службе по охране животного мира самостоятельность.

Это будет способствовать наведению порядка в лесу. Заветная мечта Виктора Камбалина — создать в области комплексное многоотраслевое предприятие по типу бывших коопзверопромхозов, существовавших в Советском Союзе. Только такое предприятие сегодня может эффективно использовать все лесные ресурсы — от заготовки пушнины до сбора дикоросов.

А главное — занять людей, которые сейчас бегут из нищих деревень в города в поисках куска насущного. Охотничий промысел занимал не больше половины в деятельности коопзверопромхозов, разбросанных по всей области: в Нижнеудинском, Заларинском, Тайшетском, Чунском районах.

Остальное — заготовка ореха, ягод, грибов, черемши, папоротника. Особенно налегали на целебные травы: толокнянку, солодку, трутовики… Ну как же, экспортная продукция. Люди на западе заботились о своем здоровье и давно оценили экологически чистые сибирские растения, дающие организму приток свежих сил.

Чехи обнаружили какие-то чудодейственные свойства в лисичках, и за ценой на этот гриб не стояли. Южнокорейцы тоннами потребляли чагу, способную укрепить иммунитет и, как они считали, предотвратить онкологию. А сейчас, говорят, ее объявили даже действенным средством от коронавируса.

Ваш сибирский папоротник, говорили они, одно объедение. Кроме того, они верили, что он способствует выведению радиоактивных нуклидов из организма. А это у них пунктик после Хиросимы. Идеальный вариант, считает Камбалин, — создать государственное унитарное предприятие.

Под его командой была бы сеть филиалов по всей области. Они бы и сосредоточили в своих руках все прежние функции коопзверопромхозов и добавили новые, например, мараловодство. В Туве это давно поняли. В госпредприятие «Туран», где мне довелось побывать, правительство республики вложило около млн рублей.

Держат стадо в голов. А с кормами у них хуже, чем у нас. Наши лесные участки, где прошли лесорубы, идеальные выпасы для маралов. Люди будут при деле. Упустим момент — последние жители деревенек убегут в города, спасаясь от безработицы. Идея хорошая, соглашается Юрий Вашукевич, и не так даже с экономической, как с социальной стороны.

Но трудновыполнимая. Существует сложная система получения разрешительных документов: аукционы, декларации, планы, проекты… Целая песня. Вряд ли кто отважится преодолеть эту полосу препятствий. Я уже предлагал выход: надо сделать охотничьим хозяйствам упрощенный порядок получения разрешения на использование лесных ресурсов.

Выделите квоту, и пусть человек этим занимается. Ну и, конечно, просчитать сбыт. В наше время рыночной экономики именно с этого надо начинать. Можно, конечно, по-прежнему гнать лесные дары на экспорт, увеличивая долголетие японцев до 90 лет. Но лучше оборотиться к внутреннему рынку. Наши соотечественники, по мнению Вашукевича, дозрели до понимания, что одними правительственными мерами продолжительность жизни не поднимешь.

Лучший способ — употреблять здоровую, экологически чистую сибирскую пищу и препараты, изготовленные из чистого таежного сырья. И мы не должны остаться в стороне, если действительно печемся о здоровье нации. Надо искать механизм поддержки охотников, без которой им трудно выжить в это нелегкое время.

Раньше, действительно, им на помощь в трудный час приходили коопзверопромхозы, бравшие на себя снабжение провиантом и охотничьими припасами. Я согласен, что подобные структуры надо возрождать, неважно как они будут называться, и оказывать им господдержку в виде субсидий и субвенций.

Это реальный выход сохранить население в отдаленных территориях. Официальный интернет-портал правовой информации Иркутской области. Сайт содержит материалы, охраняемые авторским правом, и средства индивидуализации логотипы, фирменные знаки.

Любое использование информации, размещенной на сайте, допускается только при указании гиперссылки на www. К нарушителям применяются все меры, предусмотренные ст. На сайте используются фото с pixabay. Выпуск от 24 июня Издание. Соболь идет по бросовой цене. Угроза охотничьему промыслу — Хотели провести аукционы онлайн, но это невозможно, — рассказал доцент кафедры охотоведения Иркутского аграрного университета Юрий Вашукевич , — Норку так можно купить, она более стандартизирована, а у соболя тысячи вариаций.

Покупателю ведь надо пощупать шкурку, подуть на нее, увидеть цвет и густоту подпуши… Конечно, какая-то часть добытого сбывается. Лесник охотоведа не заменит Волнует специалистов Иркутского аграрного университета и отсутствие рачительного хозяина в лесу. Здоровье нации Заветная мечта Виктора Камбалина — создать в области комплексное многоотраслевое предприятие по типу бывших коопзверопромхозов, существовавших в Советском Союзе.

Читайте также. Вакансии электрика-монтажника в Санкт-Петербурге. Жарко и влажно будет в выходные в Иркутской области. Доходы Иркутской области увеличились на 32,8 млрд рублей. Министр МЧС приехал в Иркутскую область. Иркутская область заключила на Петербургском форуме 22 соглашения.

Стекло, пластик, металл и шины подняли дайверы со дна Ангары в Иркутске 31 мая в


Как охотиться без оружия и капканов? Это с давних времен умеют аборигены Югры — ханты и манси. Их охотничий опыт наглядно представлен в одной из самых интересных музейных экспозиций Ханты-Мансийска — на охотничьей тропе. А находится эта тропа на территории этнографического музея под открытым небом «Торум Маа».

Музей — хоть и в городской черте, но в самой настоящей тайге, на священном холме северян: «Торум Маа» означает «Земля Торума», верховного божества хантыйского и мансийского пантеона. Зайдя на эту зеленую — а зимой бело-зеленую — территорию, гость может ознакомиться с бытом, обычаями, традициями и ремеслами аборигенов, войти в традиционный бревенчатый дом и в берестяной чум, попробовать хлеб из хантыйской печи и суп-шурпу, сваренную из оленины, повязать лоскуток ткани на дерево, обратившись за помощью к духам.

А еще пройти по охотничьей тропе. Показать секреты мастерства охотников может сотрудник музея, заведующий сектором музейных программ и проектов Вячеслав Кондин. Он коренной югорчанин, в его роду — и ханты, и манси, так что Вячеслав Юрьевич не понаслышке знает то, о чем рассказывает посетителям.

С тех пор работа ведется постоянно, в прошлом году проведен очередной семинар, сделано несколько новых демонстрационных ловушек, — говорит Вячеслав. Многие из этих ребят сами могут смастерить настоящую ловушку на зверя.

В советское время ловушки были запрещены, охотились железом — оружием, капканами. Но теперь наоборот, запрещены капканы, а ловушки легализованы впрочем, не все. Причина возврата к традициям — в том, что капканы калечат зверей, делают инвалидами.

Сегодня ряд животных югорские охотники добывают только старинными способами — например, соболя. Но конечно, и для ловли традиционной ловушкой нужна охотничья лицензия». Здесь стоит отметить, что не каждый посетитель спокойно воспринимает рассказ. Сегодня немало противников жестокого обращения с животными, которых печалят такие подробности.

Однако Вячеслав Кондин возражает: ловля ловушками, когда охотник один на один со зверем, в любом случае гуманнее, чем установка калечащих животных капканов, когда звери вынуждены отгрызать себе лапы, или массовой охоты с ружьями на автомобилях, с вертолетов… Если кому-то из читателей рассказ доставляет неприятные ощущения — просим закрыть эту страницу.

С остальными — продолжаем! Начинается тропа с ловушек на боровую дичь. Устройства из палок и бревнышек, которые позволяют добывать зверей и птиц за счет придавливания их грузом, имеют общее старинное русское название «слопец».

Делают их ханты и манси на разных территориях по-разному, и называют тоже. Ставят его в сосновых борах. Ловушка настораживается так, чтобы висячая конструкция при потере равновесия задавила дичь. Глухарь принадлежат к отряду куриных и, как прочие представители этого отряда, чтобы переваривать грубую пищу, хвою, набивает зоб песком, галечником — так пища лучше перетирается.

Вот и в ловушку кладут песок, гальку, чтобы птица потянулась за ними, а для приманки — что-то вкусное: ягоды, почки. Глухарь заходит внутрь, выбивает неустойчивую деталь, и на него падает груз достаточной тяжести. Хантыйский аналог ловушки с некоторыми отличиями в конструкции зовется «лук сэсы».

Устройство устанавливается на дереве, у дупла, или у входа в нору, в глубине кладется что-нибудь съедобное и вонючее, чтобы привлечь внимание этого мелкого хищника в «королевской шубке». Для приманивания соболя кладут часть птицы, так как это основной объект его промысла.

Горностай забирается по взбежке, просовывает голову, и ее прищемляет. Еще одна ловушка на соболя. Называется она «нёхыс няль». Принцип действия — защемить зверя бревнышками, которые изначально раздвигаются, между ними устанавливаются две палочки, к которым привязывают наживку.

Забравшись по взбежке, соболь опирается лапками на палочку, та выскальзывает, и его придавливает. Поэтому есть ловушки, которые используют именно эти гастрономические пристрастия. Например, «вухсар вэлпэс». Вертикально устанавливается расщепленное бревнышко, посредине вешается рыба на палочке.

Лиса пытается ее достать, лапа застревает, а поскольку лиса инстинктивно тянет ее вниз, то лапа застревает еще больше. Но на деле этот способ ловли используется редко, так как ловить незачем: ни вкусного мяса, ни ценной шкуры, ни чего-либо еще полезного от этого зверя не получить.

Ловушка на лису или волка — «вухсар сэсы». Устройство похоже на няль, но детали крупнее и тяжелее. А вот ловушка на медведя — «йих сэсэх». Такая ловля требует особой осторожности и аккуратности: необходимо, чтобы зверь был задавлен бревнами наверняка, поэтому на реальной охоте груза обычно бывает больше.

Дело в том, что медведь имеет очень хорошую обонятельную память. Если он полез внутрь за приманкой и пострадал от ловушки, но остался жив, то обязательно запомнит запах охотника. Выследит и убьет — даже если пройдет десять лет.

Идя на медведя, охотник совершает и ритуальные обряды на удачу, и практические процедуры, маскирующие индивидуальный запах, — например, окуривает себя дымом. Аборигены Севера верят: медведь когда-то был богом и в картине мира занимает более высокое положение, чем человек.

Это отражается в традиционных охотничьих «записках» — насечках на деревьях, которые и сегодня можно встретить в югорских лесах. Они отмечают, где и какой зверь добыт медведь сверху, его обозначают голова и четыре лапы , сколько было при этом охотников и собак здесь охотников двое, а если бы с ними были собаки, это были бы галочки еще ниже.

Старые обычаи требовали после добычи медведя оправдаться перед ним, чтобы не навлечь на себя беду. Охотник рассказывал убитому зверю: — «Тебя убили железом, железо принесли русские, а у меня, смотри, только лук и стрелы, я непричастен к твоей смерти».

Понятно, что этот обычай появился, когда про толерантность еще никто не слыхивал. Отказаться от охоты на медведей, хоть они и священные, северяне не могли, так как она давала целебные компоненты снадобий — медвежью желчь, медвежий жир, использующиеся и сегодня в народной медицине. Конечно, применение находили и продолжают находить и мех медведя, и мясо.

Уважение к сверхъестественной сущности требует, чтобы ханты и манси проводили после охоты обряд почитания, медвежий праздник. Шкура медведя украшается, звучат песни, участники танцуют, а также поедают вареную медвежатину, причем к мясу и костям священного животного запрещено прикасаться железом, нельзя резать и дробить кости — разделывать можно только руками.

Поставлены на тропе и ловушки на второго «царя тайги» — лося. Такие обычно ставят на лосиных тропах — как известно, маршруты передвижения рогатых исполинов не меняются десятилетиями. Самострел на лося и дикого оленя «йещен мув лот» настораживается таким образом, чтобы веревочка, которая тянется от места на тропе к спусковому устройству, перегораживала животному путь: лось тревожит бечевку — и получает смертельное ранение стрелой.

Эта ловушка на территории музея по понятным причинам никогда не бывает «заряженной», но когда специалисты проводили испытания, летящая стрела пробивала забор. Другая ловушка на лося — ловчая яма, на дне которой вертикально установлены острые колья.

Ее «активируют» непосредственно перед ловлей, а когда добыто необходимое число зверей, колья убирают, и яма становится неопасной. Но сейчас под металлической решеткой, как видите, все наготове…. Показаны на тропе и ловушки для охоты, которую обычно вели женщины или дети.

Это «перевес» — ловля уток сетями по весне. Между озером и речкой прорубали просеку и устанавливали меж двух деревьев конструкцию из сети и веревок, свернутую определенным образом. Охотница пряталась за деревом и, когда вечером утки перелетали с озера на реку, спускала перевес — сеть расправлялась прямо перед летящими птицами.

Таким способом ловили до двухсот уток за ночь, а перелеты длились недели по две. Наловить можно было на год, засолить или сохранить мясо в выкопанных в земле ледниках. Конечно, сегодня, когда численность птиц далеко не так велика, как десятилетия назад, этот способ ловли строго запрещен.

Главный принцип охоты коренных северян с давних пор состоит в том, чтобы добывать столько, сколько нужно для пропитания семьи. Если получалось больше, излишки отдавали соседям, одиноким старикам. Охотник ханты или манси всегда решал изначально, за каким зверем отправлялся в лес, и в дороге не отвлекался на другие виды добычи.

Возможно, эта традиция помогала поддерживать биобаланс в лесах, была неким подобием «плановой экономики». Охотник уходил на день или несколько дней, ловушек могло быть несколько десятков, и каждую нужно было проверить, при необходимости починить.

Поэтому в лесу на расстоянии дневного перехода обустраивались места для ночлега: охотничьи домики с лабазами амбарами на высоких бревенчатых «ногах» или навесы от ветра и снега, обогреваемые кострами из длинных бревен «нодья», «нутья», «най арась».

Также давали тепло хозяину собаки, ложась на ноги», — говорит Вячеслав. Охотничий домик выстроен сотрудниками музея в прошлом году на средства выигранного окружного гранта. Он вполне пригоден для использования — осталось только вывести печную трубу на крышу. Когда эта работа будет сделана, Вячеслав Кондин и его коллега Анатолий Брусницин , с которым они вместе обустраивают охотничью тропу, реализуют их давнюю мечту — заночевать в охотничьем домике.

Так, как делали это предки, без вай-фая, электричества, наедине с природой, чтобы «экспонат» по-настоящему стал живым. Ваш адрес email не будет опубликован. Сохранить моё имя, email и адрес сайта в этом браузере для последующих моих комментариев. И приходится Патрикеевне дожидаться охотника.

Это на росомаху, хитрого и опасного лесного хищника. Оставьте комментарий Отменить ответ Ваш адрес email не будет опубликован. Прокрутить наверх. Этот сайт использует cookie для хранения данных. Продолжая использовать сайт, Вы даете свое согласие на работу с этими файлами. Сообщить об опечатке Текст, который будет отправлен нашим редакторам:.

Ваш комментарий необязательно :. Отправить Отмена.

Зима 2020-21 Охота на #СОБОЛЯ

Поделиться:

Leave a Reply