Действующие федеральные правила охоты в России утверждены Приказом Минприроды России от № "Об утверждении правил охоты". Правила охоты для иностранцев в рф. Охота иностранцев в россии. CotoCaza Занимается ли кто-то из вас турами для иностранцев? За нарушение правил охоты предусмотрена административная ответственность по ст. Ко АП РФ, с назначением административного штрафа на.
Главная >> Обо всем

В России планируют ужесточить требования для охотников

4. Требования, предусмотренные пунктом 1 части 3 настоящей статьи, не распространяются на иностранных граждан, временно пребывающих в Российской Федерации и. Новые правила не имеют никакого отношения к регулированию пребывания в лесах РФ иностранцев. С года сильно сократилось число.

Минюст России зарегистрировал приказ Минприроды России от Но все-таки осталась недоработка. Не решен вопрос перемещения охотников-промысловиков до мест промысла и обратно. О промысловиках вообще все время забывают, что законодатели, что авторы подзаконных документов.

Промысловики чаще передвигаются вне дорог, по рекам или пробитым снегоходом зимникам, имея при себе и орудия лова капканы , и оружие. Причем оружие, как правило, расчехлено и заряжено, потому как медведей везде много. Понятно, что промысловику по большому счету наплевать на все эти запреты, он у себя в тайге хозяин, и пенять ему за висящий за плечами заряженный карабин попросту некому.

Но на то и нормативный документ, чтобы нормально в пределах правового поля разрешать все аспекты проблемы. Это означает, что госинспектор при соблюдении установленных процедур, под протокол и при понятых, которых может заменить видеофиксация его действий, имеет право открыть рюкзак, открыть дверь или багажник автомобиля и досмотреть содержимое.

Госохотинспектор обязан предъявить удостоверение установленного образца и иметь нагрудный знак установленного образца с гербом соответствующего субъекта федерации. Производственный охотничий инспектор помимо проверки документов имеет лишь право осмотра, то есть снаружи осмотреть вещи охотника и его машину и зафиксировать на фото или видео показавшиеся ему подозрительными признаки, например, пятна крови, перья и т.

Лезть внутрь автомобиля, рюкзака и совершать иные подобные действия у него права нет. Правильно, что эти неизвестные многим тонкости, изложенные в КОАП РФ и ряде специальных нормативных актов, перенесены в текст Правил охоты, что сделало их доступными и понятными для охотников.

Но совершенно непонятно, для чего авторы новых Правил привязали обязательную «специальную сигнальную одежду повышенной видимости красного, желтого или оранжевого цвета» к существующему ГОСТу на сигнальную рабочую одежду. К рабочей одежде предъявляются одни требования, а к охотничьей — совсем другие.

И тут возникают вопросы. Первый вопрос в обязательности соответствия сигнальной одежды требованиям ГОСТа Дело в том, что ГОСТ создавался для упорядочивания требований к рабочей одежде, в первую очередь для дорожных рабочих и дворников, то есть для тех работников, которые должны быть быстро замечены водителями транспортных средств, замечены даже периферийным зрением, что называется «краем глаза», несмотря на быстроту движения, мелькание света и теней.

Поэтому данный ГОСТ требует, чтобы минимальная площадь сигнальных элементов одежды, была не меньше 0,14 м 2. Для наглядности — это или квадрат 37,5х37,5 см, или прямоугольник 20х70 см. А значит, что никакие красные или оранжевые нарукавные повязки, часто идущие в комплекте с камуфлированными охотничьими костюмами, или красные и оранжевые шапочки требованиям новых Правил не удовлетворяют.

С января г. Это для охоты явно избыточное требование. Красную или оранжевую шапочку на охотнике прекрасно видно даже на пределе видимости. Во всех странах, где требуется ношение сигнальной одежды, местные правила вполне удовлетворяются головными уборами соответствующей окраски.

Вторая «засада» в том, что согласно требованиям ГОСТа, окрас материала, из которого изготовлена сигнальная одежда, не зависимо от того, желтый он, оранжевый или красный, в обязательном порядке должен быть флуоресцентным, то есть слабо светиться при облучении.

Зрение млекопитающих, несмотря на то, что они не различают цветов, сдвинуто в ультрафиолетовую часть спектра. Они видят то, что за пределами возможностей человеческого зрения. Так вот, флуоресцентные материалы особенно активно светятся именно в ультрафиолете.

И звери это прекрасно видят. Человек во флуоресцирующей одежде в глазах лося или кабана светится, как огонек. Кстати, это давным-давно известно многим охотникам. Поэтому еще в е годы в охотничьей литературе не рекомендовали отбеливать белые зимние костюмы специальными отбеливателями, в которые для пущего отбеливающего эффекта добавляли ультрамарин, который светился в ультрафиолете, демаскируя охотника.

Третья беда ГОСТа для охотника опять-таки в ткани, ну и в покрое того же жилета дорожного рабочего. Сигнальная одежда не должна стеснять его движений, как можно меньше весить и быть чем дешевле, тем лучше. Поэтому, все эти жилеты, куртки, накидки и пр. На охоте такая одежда мало того, что светится ультрафиолетом, подчеркивая силуэт охотника на фоне окружающей растительности, она еще трепещет на ветру, выдавая его присутствие, что называется «с головой».

К тому же такой жилет сильно затрудняет доступ к патронташу и в карманы, что может сослужить дурную службу именно при загонной охоте. Зачем было привязывать вполне справедливое требование носить сигнальную одежду при загонных охотах к ГОСТу на рабочую одежду и одевать охотников как дворников-гастарбайтеров?

Ведь существует большое количество именно охотничьих сигнальных жилетов правильного покроя, с карманами для рации, с гнездами для патронов, из плотной, не трепещущей ткани. Эти яркие оранжевые или красные жилеты часто имеют камуфляжный рисунок. Таким образом, они прекрасно заметны для обладающего цветным зрением человеческого глаза, и силуэт охотника размывают, делая его незаметным для зверя.

На достигнутом авторы новой редакции Правил охоты не остановились и в пункте 13 установили, что при охоте на копытных, за исключением горных, а также медведей, шакала, волка, лисицу в темное время суток все участники охоты также должны носить специальную сигнальную одежду повышенной видимости красного, желтого или оранжевого цвета, соответствующую требованиям ГОСТа Ночные охоты, действительно, связаны с повышенным риском и понятно желание минимизировать этот риск за счет увеличение заметности охотника в угодьях.

Но, сама формулировка пункта вызывает недоумение. Довольно странно определен промежуток времени, который назван «темным временем суток». В данном случае он вмещает и час до захода солнца, и час после восхода — время, которое темнотой назвать сложно. Во всем мире, и в России тоже, используется понятие «гражданские сумерки», еще достаточно светло, хорошо различаются предметы и их цвета.

Во всех странах, где в охотничьем законодательстве существуют какие-либо требования или ограничения охоты в темное время суток, границей дня и ночи служат именно «гражданские сумерки» — их начало утром и завершение вечером. Для стран, расположенных в средней полосе, это — полчаса до восхода и полчаса после заката солнца.

Оговорив обязательность соответствия сигнальной одежде требованиям ГОСТа, авторы Правил не сделали необходимых пояснений о том, что если на дневных коллективных охотах можно использовать просто сигнальную одежду красного, оранжевого или желтого цветов, соответствующих ГОСТу, то для ночной охоты необходима одежда со световозвращающими элементами, требования к которой также установлены этим же ГОСТом.

Потому как в темноте, по окончании «гражданских сумерек», цвета ткани не различаются. При использовании прибора ночного видения цвета тоже не различаются, а интенсивность свечения силуэта его заметность в приборе зависит от температуры поверхности, а также от структуры ткани, которая у разных производителей и у разных партий товаров может быть совершенно разной, потому что требования ГОСТа относятся только в видимой части спектра.

А вот световозвращающие элементы отражают, в том числе, и инфракрасное излучение, используемое в подсветках ночных прицелов и приборов ночного видения. Написать же о необходимости использования в темное время суток сигнальной одежды, в обязательном порядке снабженной световозвращающими элементами авторы забыли или не догадались.

А зря. Это облегчило бы жизнь охотникам. По ГОСТу сигнальная одежда для темного времени суток, чье действие основано на световозвращающем эффекте, может быть не жилетом, не курткой, а поясом из световозвращающей ткани. Например, вот таким:. При доборе копытных и медведей новые Правила, как и старые, позволяют заходить в смежные угодья, не указанные в разрешении на добычу.

Верно, зверь границ не знает. В этом случае, если ясно, что зверь вышел за пределы обозначенной в разрешении территории, то до начала добора необходимо любым способом поставить в известность региональный орган, уполномоченный в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов, а проще — районного охотинспектора, в случае, когда охотятся в угодьях общего пользования, или представителя соседнего охотхозяйства, если зверь ушел на территорию закрепленных угодий.

При этом действует не разрешительный согласование , а уведомительный принцип. Запретить добирать зверя на своей территории никто не имеет право. В отличие от старых Правил, новые позволяют при доборе заходить не только в смежные охотничьи угодья, но и на особо охраняемые природные территории.

Понятно, что речь не о государственном заповеднике, куда никто без специального разрешения дирекции даже зайти не имеет права. Но в заказнике, в природном парке или на территории зоны ограниченного природопользования национального парка такое вполне возможно.

Только нужно также известить их о необходимости зайти на территорию для добора подранка. Но тут, немного по-другому. Могут разрешить, а могут и не разрешить. С чем придется, скрепя сердце, смириться, все-таки — особо охраняемая природная территория.

Правилами оговаривается, что перед установкой петель на волка или шакала и перед их снятием охотник должен поставить в известность или охотпользователя, если охота осуществляется в закрепленных угодьях, или органы госохотнадзора, если он охотится в общедоступных угодьях.

Смысл этого требования не совсем ясен. Если решением региональных властей петли, например, на волка разрешены, у охотника есть разрешение на добычу волков, то зачем ему еще кого-то ставить об этом в известность?

Чтобы егерь или инспектор могли отличить браконьерские петли от законных. Но тогда, логично, чтобы это требование распространялось и на капканы тоже. А и петли, и капканы в этом случае должны быть именными, то есть нести на себе какую-то маркировку, позволяющую определить их принадлежность к конкретному охотнику.

Этого нет и, во всяком случае — пока, не предвидится. Получается, что требование извещать, кого бы то ни было о том, что охотник поставил или снял петли — очевидная избыточная строгость. А еще у местных охотничьих властей появилось право устанавливать разные сроки весенней охоты на разные виды дичи, по 10 дней на каждый.

Идея не нова. В самой первой редакции последних советских Типовых правил охоты от года тоже предусматривалась возможность установления разных сроков весенней охоты на разные виды. К сожалению, этот пункт тогда быстро отменили, охотничьим чиновникам на местах это показалось слишком хлопотным и прибавляющим работы.

Отменили, несмотря на то, что испокон веку всем специалистам известно, что на глухаря на току лучше охотиться еще по снегу, а тетерев начинает активно токовать позже, когда поля обтают, а бугры на них обсохнут. У вальдшнепа же свое расписание тяги. Объединение всех в один дневный срок всегда приводило к нервозной угадайке.

Откроют вовремя или опоздают. Или наоборот откроют, а утки нет, и озера еще подо льдом. Наконец-то порочная традиция сломана, и возможность устанавливать разные сроки на разные виды позволит сделать весенний охотничий праздник более насыщенным и радостным.

Этому, конечно же, будет способствовать еще и то обстоятельство, что на охоту с живыми подсадными утками теперь отводится 30 дней пункты 47 и 48 , что будет способствовать возрождению этой традиционной и одной из самых правильных охот на Руси. Учитывая, что в некоторых местах «подсадными» неправильно называют чучела, следует особо подчеркнуть, что это послабление на охоту с чучелами и манками не распространяется.

А для охотников Южного федерального округа, которые лишены весенней охоты по перу, дополнительно установлен специальный сезон охоты на водоплавающую дичь на зимовках — до 20 января. Введен новый запрет на прижизненную срезку пантов у дикого северного оленя ДСО.

Для большинства российских охотников, не знакомых с проблемой, этот пункт может показаться странным. А на самом деле этим закрывается очень серьезный, лишь недавно обнаруженный, пробел в охотничьем законодательстве.

На панты ДСО появился большой спрос, в основном со стороны Китая. И ловкие люди на Таймыре начали промышлять панты без добычи оленей. ДСО совершает массовые сезонные миграции, в ходе которых тысячные стада переправляются через реки и озера. При переправе браконьеры подходят на лодке к плывущему оленю, один держит оленя за рога, другой быстро отпиливает их.


Сообщества охотников по всей стране бурлят: очередной сезон принёс ограничения, смысл которых не всем понятен. В ряде регионов замыслили переаттестацию, в результате которой люди лишаются права иметь ружьё. Вместе с тем получить лицензию на нарезной карабин в МВД удаётся и наркоманам, и уголовникам — были бы отношения.

Кое-где и вовсе запретили весеннюю охоту. Вроде бы логично — зверя там давно повыбили. Но местная знать продолжает отстреливать в заказниках краснокнижных животных — и выходит из этих скандалов чистой и гордой. По сути, охота перестаёт быть народным промыслом, превращаясь в дорогостоящую забаву для избранных.

Весной нынешнего года охотничий сезон в Алтайском крае так и не открылся. Экологи давно просили местные власти пойти на такой шаг, потому что дичи в регионе стало меньше, чем людей: на 2 млн. По данным Геблеровского экологического общества, за последние годы численность всех видов водоплавающих сократилась в два раза, а глухарей в г.

Это называется «на грани исчезновения». А падения её численности никто из оппонентов не оспаривает. Учёные предлагали запретить отстрел на пять лет, но губернатор Александр Карлин пока воздержался от далеко идущих планов: в г. Против запрета выступили не только охотники, но и отдельные чины Минприроды: мол, на Алтае количество глухаря сокращается, а в Коми или Карелии растёт.

И ничего страшного в этих процессах якобы нет. Охотничьи общества Алтая предоставили свою статистику: каждый человек с ружьём за весь год добывает 0,2 гуся, 2,5 утки и 0,02 казарки. По всей видимости, на численность птиц влияют какие-то другие факторы: лесные пожары, добыча природных ресурсов, браконьерство.

На 60 районов края приходится 20 инспекторов, которым на их убитые уазики дают по 30 литров бензина в месяц. Естественно, они цепляются только к простым охотникам, а «випов» на дорогих машинах обходят стороной. Хотя случаются и исключения: в январе г. Тут загремели выстрелы из карабина — штук Егерь вызвал полицию, обнаружившую компанию из 9 браконьеров, расстрелявших лосиху и лосёнка.

Спустить дело на тормозах не получилось: возбудили уголовное дело по ст. По сведениям алтайских СМИ, среди охотников находился глава Новочихинского района Алексей Штаб, бывший вице-губернатор края Николай Чертов, депутат-единоросс из алтайского парламента.

Следствие многозначительно называет их «отдыхающими». Тем более известны бортовой номер вертолёта и номер карабина, из которого стреляли. Но воз и ныне там. А случай в Егорьевском заказнике произошёл накануне выборов, поэтому главу района Штаба попросили сложить полномочия.

Однако депутаты его отставку не приняли, а решение по уголовному делу до сих пор не оглашено. Самая громкая история с вип-браконьерами произошла на том же Алтае, где в г. Погибли полномочный представитель президента в Госдуме Александр Косопкин и шесть его товарищей, которые везли на борту трёх подстреленных архаров — горных баранов из Красной книги.

Троих выживших участников, среди которых оказался вице-премьер республиканского правительства Анатолий Банных, суд первой инстанции признал невиновными в браконьерской охоте. История известная: кое-кто из первых лиц обещал навести порядок, хотя подобные заявления уже тогда воспринимались как самопиар.

Зато недавно дошёл до приговора другой инцидент: в феврале г. Охотовед вспомнил, вероятно, громкие слова первого лица и попытался навести порядок: задержать непрошенных гостей. Те стали уходить на снегоходах, сбили Довыденко с ног, ему пришлось стрелять в воздух.

Когда начался разбор полётов, охотоведу сразу сообщили, что компанию он встретил серьёзную: милицейский генерал, начальник управления из «Газпрома», чиновник из «Транссети». С ними находился также егерь Дмитровского охотхозяйства, что ясно давало понять — развлечение негласно санкционировано начальством Довыденко.

И нужно было просто «чапать» мимо. Но охотовед оказался старой закалки: заявление забирать не стал, раздал пачку интервью. В инциденте пообещал разобраться глава СК Александр Бастрыкин. Разбирались три года. По версии следствия выходило, что некий безработный Вадим Щенников по злобе своей подстрелил двух лосей.

А потом устыдился и обратился за помощью к вышеперечисленным випам. А тем как отказать собственному народу? Ну и повезли туши на своих снегоходах, хотя закон это категорически запрещает — надо вызывать милицию и ждать. А тут дерзкий Довыденко им навстречу: вначале грубил, потом начал стрелять на поражение и поранил одному из благородных помощников палец.

Прокуратура пять раз отказывалась поддерживать такое обвинение в суде. Но карающий меч правосудия неумолим: Довыденко получил три года условно по ч. Словно под копирку сшилось дело против другого охотоведа «Мособлохотуправления» Андрея Григорьева, который не пропустил браконьеров в Зарайском районе.

Компания тоже оказалась не промах: районный депутат, известный спортсмен, опять-таки менеджеры «Газпрома» и «Транссети». На Григорьева возбудили уголовное дело за превышение полномочий. Сотрудник охотхозяйства «Природа» Волосовского района Ленобласти Владимир Викулов вовсе едва не сел за… грабёж.

Обходя лесные угодья ещё до открытия охотничьего сезона, он натолкнулся на группу товарищей в камуфляже, сильно смахивающих на охотников. Вероятно, разговор с егерем на лесной дорожке вышел не самым тактичным, хотя стороны и разошлись без драк и перестрелок.

Через день группа товарищей накатала на Викулова заявление в местную полицию: якобы егерь украл у них электроманок за 60 тыс. Дело тут же начали рьяно расследовать: не смутил даже тот факт, что использовать такой манок на охоте запрещено. Районный суд приговорил Викулова к условному сроку и только областной полностью оправдал.

У читателя может сложиться идеалистический взгляд, будто в заповедниках честные егеря ведут непримиримую борьбу с нашествием высокопоставленных браконьеров. Но известные случаи — явно не формат сложившихся отношений. И разве кому-то кажется фантастикой, что руководство того или иного заповедника принимает у себя випов, готовит им патроны, стол и баньку?

Например, бывший директор Прибайкальского национального парка Олег Апанасик проходит обвиняемым по двум уголовным делам. В мае г. Прямого отношения к браконьерству обвинения против Рассолова не имеют, но его история даёт представление о масштабах злоупотреблений в заповедных лесах. Александр Рассолов некогда возглавлял Саяно-Шушенский заповедник, а его сын Илья работал у него заместителем.

В г. Илью посадили за незаконный оборот наркотиков. Согласно материалам дела, в заповеднике практически превратили в рабов семью русских староверов Зайцевых, вернувшихся из Уругвая по программе переселения соотечественников. Им предлагали собирать ягоды и грибы, а в итоге заставили обрабатывать плантации конопли, из которой под крылом Рассоловых делали марихуану и гашиш.

Но отец вышел сухим из воды: перебрался главой в Байкало-Ленский заповедник, где без обсуждения с учёными начал строить базы для туристов на мысах Анютка и Шартла. Эти урочища являются охраняемыми степными участками с 15 растениями-эндемиками.

Кроме того, на Анютке базу отгрохали на месте природного солонца, куда приходят копытные выкармливать молодняк, а на Шартле — на тропе весенне-летней миграции медведей. На территории заповедника стали возводиться вышки для охотников. Недовольные руководством сотрудники неоднократно сообщали о случаях браконьерства, но арестовали Рассолова за банальную аферу с покупкой противопожарных модулей «Пиранья-7», представляющих собой резиновые лодки с водомётом.

На три судна потратили 8 млн. Но проверка выявила, что и цена модулей немилосердно задрана, и по факту присутствует только одна «Пиранья» из трёх. А теперь представим: Рассолову звонит знакомый депутат и просит принять за наличные коллег из Москвы, желающих пострелять изюбрей.

А директор отвечает: «Нет! Как вы могли подумать? Это же заповедник! А если он убивает краснокнижных животных в составе группы и на продажу — до семи лет. Но что происходит реально? В заповедниках установлены вышки для охотников, построены ранчо для приёма гостей. Это никто не запрещает, никакие правоохранительные структуры не тычут в этот факт пальцем.

Зато простому охотнику, который с детства ходит в лес, начали завинчивать гайки. Хотя он всю жизнь знал, что, имея охотничий билет, только в определённые периоды года можно пойти в лес и добыть лося или утку. Нововведения посыпались как из рога изобилия. Два главных изменения: охотничьи разрешения теперь будут выдавать не на федеральном уровне, а на местном.

И не в целом на охоту по области, а только на одно животное и только в определённом «квадрате». В Ростовской области отменили весеннюю охоту. В Карелии начали отбирать охотничьи ружья за долги по квартплате или судебным решениям. В Ленобласти расширили региональную Красную книгу на наименований животных и растений.

А в Амурской области втрое сократили выплаты охотникам за добытого волка — до 10 тыс. Хотя животноводческие предприятия региона несут от серого хищника миллионные убытки. Это документ на несколько страниц с графиками и таблицами, перегруженный ненужной информацией, на заполнение которого уходит несколько часов, — рассказывает охотник из Карелии Владислав.

Причём штраф за охоту без разрешения бывает меньше официально установленной платы за добычу какого-нибудь дикого гуся. С тех пор как выдачу разрешений передали регионам, в путёвку стали включать всевозможные допуслуги, стоимость охоты резко возросла. Параллельно происходит развал охотнадзора.

Мало того, что один инспектор часто приходится на три района, так на него хотят повесить ещё и непрофильные функции: контроль за несанкционированными свалками, за нелегальными карьерами.


Поделиться:

Leave a Reply